"Когда они начинают игру, они не кричат "Работайте с мячом". Они говорят: "Играйте в мяч" © Вилли Стэрджел
"Я не хочу играть в гольф. Когда я бью по мячу, я хочу, чтобы кто-нибудь другой следовал за ним" © Роджерс Хорнсби
"Детский бейсбол - очень хорошая вещь, потому что он помогает родителям держаться подальше от "грязных улиц" © Йоги Берра
"Бейсбол, как многие говорят, это просто игра. Это правда. Но тогда Великий Каньон - это просто дырка в Аризоне" © Джордж Ф. Уилл
"Я убежден, что каждый парень в сердце предпочел бы украсть вторую базу, нежели автомобиль" © Том Кларк
"Я ни за что не закончу с бейсболом. Им придется срезать с меня форму, чтобы вывести из игры" © Рой Кампанелла
"В детстве я крал третью базу прямо с первой. Ведь кратчайший путь между точками - прямая. Судьям я говорил, что вторая база лежит вне моего пути" © Стив Райт
"Я бы прошел сквозь ад в бензиновом костюме, чтобы играть в бейсбол" © Пит Роуз
"Ты должен быть настоящим мужчиной, чтобы играть в бейсбол всю жизнь, но в тебе также должно быть много от мальчишки" © Рой Кампанелла
"Бейсбол - это кровавый спорт для жаждущих крови мужчин. Здесь не пьют розовый чай, "бабам" тут делать нечего" © Тай Кобб
Вы здесь: Главная Материалы Статьи Настоящая причина продажи Рута в Янкиз

Настоящая причина продажи Рута в Янкиз

Дата 13 марта 2016 Автор В Статьи

Лэрри Гетлен| New York Post

 

Когда Бостон Ред Сокс 27 октября 2004 года обыграли Сент-Луис Кардиналс со счётом 3-0, завоевав тем самым победу в Мировой Серии, весь город Бостон вздохнул с облегчением.

С момента последнего чемпионства в 1918-м прошло 86 лет, и не важно, благодаря каким стечениям обстоятельств команда завершала сезон с положительным или отрицательным балансом побед-поражений, многие в течение долгих лет винили в чемпионской засухе "проклятие Бамбино".

В 1910-х Бостон Редс Сокс были доминирующей командой, выигравшей четыре Мировые Серии, в то время как Нью-Йорк Янкиз не могли в Мировую Серию даже попасть, не то чтобы одержать в ней победу.

Десятилетия спустя после памятного события, о продаже Бэйба Рута, безусловно лучшего бейсболиста своего времени, из Бостон Редс Сокс в Нью-Йорк Янкиз возникла теория, утверждавшая, что сделка произошла якобы для финансовой поддержки выхода в свет бродвейского мюзикла "Нет, Нет, Нанетт". Сделка вызвала настоль катастрофические последствия, что серия поражений Сокс продлилась почти целый век.

Книга спортивного журналиста Гленна Стаута "Продажа Бэйба" не только опровергает общепринятую теорию – причины продажи Рута были куда более комплексными и приземлёнными, да и сама сделка была далеко не настолько опрометчивой, нежели общественность сочла позднее – но и публикует удивительные ранние фотоснимки величайшего героя "любимого американского времяпровождения".

Свою карьеру Рут начал в 1914 году в качестве питчера. Быстро став одним из самых лучших игроков всего бейсбола, Рут одержал 67 побед за первые три сезона. В 1918-м он установил рекорд по количеству "сухих" иннингов подряд, отыгранных в Мировых Сериях – 29. Рекорд продержался 43 года и был низвергнут "янки" Уити Фордом в 1961 году.

Так случилось, что Мировая Серия-1918 чуть было не омрачилась ещё одной "коронной фишкой" Рута – его диким, разгульным, зачастую беспечным образом жизни за пределами поля. После удачного старта, Рут достаточно рано покинул четвёртую игру серии из-за пальца, "распухшего до почти удвоенных размеров после мистического конфликта в поезде Чикаго-Бостон, в ходе которого его кулак встретился с прочной стальной стеной, окном и челюстью другого пассажира".

Считавшийся по меркам того времени гигантом (его рост и вес составляли примерно 188 см и 90 кг, в то время как среднестатистический американец был почти на 20 см ниже и на 30 кг легче) Рут оказывался регулярным посетителем бостонских заведений сомнительной репутации.

"Поиски загулявшего Рута, обычно где-то спящего, зачастую на задворках борделя, с вывернутыми наружу карманами, стали чем-то вроде хобби для его одноклубников" – пишет Стаут. "Истории о ночных похождениях Рута были известны многим рабочим Бостона, а также некоторым их жёнам".

Помимо любви к спиртному и женщинам, Рут был ещё и заядлым картёжником. "Рут любил играть в карты, но при этом до него никак не доходило, что он вообще-то должен был в них выигрывать", - утверждает Стаут, добавляя, что Рут однажды проиграл всего за несколько недель большую часть своей сезонной зарплаты. В какой-то момент команда даже стала выплачивать Бэйбу зарплату на суточной основе, чтобы он не мог спустить все свои деньги сразу.

Рут вёл себя как невероятно невежественный человек, совершавший массу неосознанных поступков, но с которым в компании было настолько весело, что ему прощались все его бесконечные жизненные проколы.

Стаут пишет, что "он делал то, что он хотел, импульсивно, будь то укус чужого сэндвича, использование зубной щётки соседа по комнате или громкая отрыжка", и ему была предоставлена полная свобода действий, какую дают любимому младшему брату, не способному перестать выплёскивать из себя неуместные оскорбления.

Но поведение Рута аля "дьяволу не всё равно" теряло остатки милоты, когда оно приобретало оттенок "дьявол заботится только обо мне". Рут был невероятным эгоистом, партнёром по команде, ужаснее которого невозможно можно было и представить. Он мог свободно пропустить игру, чтобы заработать пару лишних долларов, даже если на кону стоял выход в Мировую Серию. Когда Ред Сокс попытались поставить его в аутфилд, Рут пожаловался на то, что он там заснёт от скуки. Ещё один вопиющий пример: он пропустил поединок, который должен был стать для него первым в форме Янкиз, чтобы лишний раз поиграть в гольф.

Тем не менее, бостонские болельщики любили его и прощали его постоянно за то, что их звёздный питчер играл всё лучше, особенно когда стало ясно, что у него есть ещё один немаловажный талант – талант выбивать мячи за пределы поля.

В то время хоумраны были "редким, практически случайным событием, счастливым инцидентом, к которому никто не стремился и которого никто не пытался достичь".

Вид спорта всё ещё находился в эпохе "мёртвого" мяча, когда игровые снаряды были сшиты куда более свободно, чем сейчас, их использовали гораздо чаще. Мячи было сложно отбить, что превращало игру в упражнения-зарядку с низкой результативностью. Мировая Серия 1918 года, к слову, стала последней в истории Мировой Серией, в которой не было выбито ни единого хоумрана.

Талант Рута впервые проявился во время тренировок бьющих, открытых для публики. Бейсбольный хиттинг был связан со стратегией и контролем. Бьющие производили взмах битой параллельно поверхности поля, просто надеясь попасть по мячу и послать его по полю между защитниками. Но гигант Рут всё делал иначе. Он "атаковал мяч, махал бейсбольной битой словно лесоруб топором, производил свободный, лёгкий, ярко выраженный апперкот". Фанаты и стар и млад никогда ничего подобного раньше не видели. Уж тем более они никогда не видели подобных результатов, ведь мяч регулярно покидал стадион.

В это сложно поверить сейчас, но тогда его свинг считался чем-то из ряда вон. "Как только он начинал тренировку бьющих, тренеры Рута и его одноклубники просто качали головой и закатывали глаза. Так нельзя было отбивать, это знал каждый", – пишет Стаут. "Но учитывая то, что Рут был питчером, ему разрешали. Когда ему не давали делать всё по-своему, он ходил, ныл и жаловался по всему боллпарку и вообще всех доставал. Гораздо проще было просто дать ему возможность получать удовольствие".

Удивительно, но бейсбольные умы и таланты вокруг него упустили из виду то, от чего приходили в восторг все юные болельщики – они наблюдали не просто что-то особенное, а по-настоящему меняющее суть игры.

"Никто ещё этого не понял, но свинг Рута был революционным", - пишет Стаут. Апперкот Рута не только посылал мяч на расстояния, которые были недоступны для всех игроков до него, но и позволял ему держать такой угол свинга, который совпадал с траекторией движения подачи питчера. Это означало, что бита Рута находилась в зоне поражения мяча дольше, чем у других бьющих.

Стремительно растущий интерес к его таланту привёл к постоянным трениям между Рутом и руководством клуба по ходу сезонов 1918 и 1919 годов. Поняв, насколько выросла его популярность из-за хоумранов, Рут больше не хотел бросать. Но команде нужен был звёздный питчер, а не хоумрановые глупости, поэтому Бэйба задабривали бонусами и вообще всем, чем угодно, лишь бы он вернулся на горку. Через какое-то время Рут вновь грозился уйти или даже пропускал несколько игр в знак протеста, и процесс повторялся.

Однажды Рут даже в качестве уловки пригрозил сменить бейсбол на бокс. Ред Сокс не восприняли это всерьёз и правильно сделали. По ходу сезона-1918 игровое время на питчерской горке Рута сократилось, а на бите возросло. Ему даже удалось выбить мяч за забор в трёх играх подряд, что случилось всего второй раз в истории (первый, и это занятно, также принадлежит питчеру - Рэю Калдуэллу из Янкиз).

К 1919-му Рут окончательно понял, что его будущее именно в хоумранах. Ред Сокс видели в нём только питчера. Несколько факторов одновременно предопределили дальнейшую судьбу бейсболиста в "красных носках". Во-первых, хоумрановое веселье Рута в тот год завершилось установлением нового рекорда по количеству дальних бомб за сезон – 29. И это при том, что клубы проводили всего по 140 поединков. Вдобавок к внесённым изменениям в бейсбол, хоумраны обеспечили Руту нахождение в совершенно другой финансовой категории. Владелец Редс Сокс, театральный продюсер Гарри Фрэйзи, обременённый долгами и постоянно низкой посещаемостью Фенуэй Парка, просто больше не мог себе его позволить. Замечу, что Фрэйзи недоставало именно наличных денег, а не богатства в принципе, он не занимался раскруткой "Нет, нет, Нанетт", мюзикла, которому суждено стать невероятно успешным, впрочем, произойдёт это значительно позже перехода Рута в Янкиз.

Во-вторых, сделка стала квинтэссенцией вражды Фрэйзи, а также владельцев Янкиз и Чикаго Уайт Сокс с Баном Джонсоном, основателем Американской лиги и самым влиятельным человеком бейсбола того периода времени. Джонсон работал спортивным комиссаром несмотря на то, что он в тайне финансировал несколько команд, включая Кливленд Индианс. Он открыто помогал решать вопросы об обменах и прочих спорах в пользу "индейцев". Три владельца потратили несколько лет на суды против Джонсона, добившись в итоге его отставки.

Но прежде чем они достигли успеха, из-за вражды возникло несколько проблем: в купе с непомерными контрактными запросами Рута ни Фрэйзи, ни владелец Янкиз Джейкоб Рупперт не являлись владельцами домашних боллпарков своих команд, плюс Рупперт, разбогатевший на пивоварении, начал терять средства вследствие надвигающегося запрета на алкоголь. Всё это грозило обоим владельцам потерей клубов, беспорядком, разрешить который обоим помогла продажа Бэйба Рута.

Согласно официальным источникам, Фрэйзи продал в рассрочку Рупперту права на Рута за 100 тысяч долларов. Неофициально двое заключили стороннюю сделку, невероятную по сегодняшним меркам, учитывая острое соперничество между командами, позволившую Янкиз на короткий срок сдать Фэнуэй Парк в залог.

В своём первом сезоне за Янкиз, Рут за счёт переезда на более приветливый к бьющим стадион Поло Граундс, уничтожил свой же рекорд, наколотив 54 хоумрана. В следующем сезоне он вновь побил рекорд с 59 хоумранами. В 1927 году Рут выбил на трибуны 60 хоумранов, и этот рекорд продержался до 1961-го.

К началу 1920-х сила Рута превратила хоумраны в главное бейсбольное зрелище, что только подтвердило факт выгоды продажи Бэйба в Янкиз для всех сторон, включая  Фрэйзи, которому удалось продать команду в 1923 году за 1,2 миллиона, сумму в двое большую, чем ту, что он заплатил сам при покупке Ред Сокс.

Так что же на счёт "проклятия Бамбино"? Выдумка, рождённая позднее, когда длительные бестолковые действия Ред Сокс всем были уже очевидны. Стаут возлагает ответственность за тянущиеся десятилетиями провалы клуба на бесхозяйственность и основополагающий расизм владельца Тома Яуки и его ближайших преемников. Писатель также отмечает, что из-за разницы между домашними боллпарками Рут выбил бы куда меньше хоумранов, останься он навсегда "красным носком".

Что касается Рута, то он привёл Янкиз к четырём Мировым сериям, увековечив себя и свою команду, и также изменил игру за пределами поля. К примеру, всегда жаждущий лучших финансовых возможностей, Рут в 1920-м  стал первым игроков в истории, нанявшем агента.

"С того момента", - пишет Стаут, "продажа Бэйба приобрела характер полноценного бизнеса. Современная игра, игра Бэйба, теперь окончательно заняла своё место".

 

Последнее изменение 13.03.2016 12:09

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Вы здесь: Главная Материалы Статьи Настоящая причина продажи Рута в Янкиз

Комментарии